Улица как фигура

Улица как фигураВ городе здания редко стоят поодиночке. Будучи элементом ряда, они лишь в минимальной степени способны продемонстрировать вовне собственную трехмерность.

Они нерасторжимо врастают в двухмерность стен, воспринимаемых как стены «городских ущелий».

До момента, когда человек на улице достигнет цели своего движения, его внимание ориентировано отнюдь не на изолированные здания, а на улицу как таковую. Направление пути пешехода обозначено взглядом вдоль оси некоего «канала», и именно этот канал обладает свойствами фигуры.

Можно ли считать, что ситуация фигура — фон подверглась элементарной инверсии, и если пустое пространство становится фигурой, можно ли считать здания фоном?

Норберг-Шульц утверждает: «Чтобы обрести истинную форму, улица должна обладать свойствами «фигуры». Но что имеется в виду под «истинной формой»?

Нам напоминают: чтобы выполнять свое предназначение, улица должна представлять нечто большее, чем только техническое средство, посредством которого пешеходы и автомобили могут достичь конечной цели движения.

Конструкция улиц должна соответствовать потребностям человека как целостного существа. Обладая сознанием, человек способен предвидеть и отличать путь от препятствия, следовательно, вид, предлагаемый ему улицей, должен по крайней мере дать понять, что избранный путь соответствует цели движения.

Более того, этот вид, помимо обеспечения практической информации, необходимой для ориентации в пространстве, должен вызывать в зрителе «чувство улицы»: удобности доступа, ясности направления, четко очерченных границ безопасности и т. п. Зрительно улица представляет собой нечто существенно большее, чем просто тропа, проложенная по земле. Ногам и колесам нужна лишь полоска чистой поверхности, но даже проселок нуждается в кювете, обочинах и деревьях в ряд — для обозначения направления.

В городе улица воспринимается как трехмерный каньон, образуемый зданиями и поверхностью земли, — в известном смысле фасады не оканчиваются на уровне тротуара, а надламываются под прямым углом и продолжаются через замостку, чтобы вновь вырасти вверх на противоположной стороне. Улица дополняет путь вертикальным измерением и потому преобразуется в трехмерный канал движения.

Просвет улицы-каньона обладает принципиальным для интерьера качеством, действуя как своего рода усиленная проекция человека в окружающее пространство. Хотя человек — маленькое существо в сравнении с открытостью пространства вокруг него, он производит «силы восприятия», пронизывающие окружение.

Это дает нам способность словно заполнять канал улицы собственной фигурой, увеличенной во много раз. Этот образ самого себя пронизывает пространство во всех направлениях и предвидит последующие движения.

В каньоне улицы господствует разросшееся присутствие человека, и по этой причине улица воспринимается как фигура.

Увеличение скорости движения подчеркивает проницаемость пустого пространства и в еще большей степени сосредоточивает внимание на том, что происходит внутри этого пространственного туннеля.

Даже в чисто предметном смысле рост уличного движения способствовал возрастанию первостепенной роли улицы.

Гейди Берндт подчеркивал, что структура плана старинного города свидетельствует о господстве пешехода: «Полуспутанная сеть узких улиц отлично соответствовала функции улицы как средства подхода к зданиям.

Лишь немногие улицы были столь широки, что могли пропустить экипажи. Не улицы, не дороги — главный элемент городского плана, а жилые кварталы и общественные площади.

Направление и характер узких тротуаров были полностью предопределены пространственным размещением входных дверей.

» В индустриальный век пространственные отношения между зданиями и улицей перестраиваются.

По мере возрастания требований к системе транспорта улицы стали’ в значительно большей степени определять планировку города, чем расстановка зданий. Планы городов раскрывают нам новый рисунок: улицы пересекаются под прямым углом, что делает доступным видение в прямой перспективе и проявляет «точки схода».

Однако смещение акцента отнюдь не превращает здания и поверхность улицы в пустой и неопределенный «фон». Именно здания обеспечивают ту замкнутость, что придает каналу улицы определенную форму.

Фронт улицы скрывает за собой призматические объемы зданий, в противном случае предъявляющие претензии на то, чтобы считать фасад своей ограничивающей поверхностью.

Сама плоскостность фасадов служит границей для пустоты канала.

Встраивание фасада в сплошную стену застройки может подавлять распознаваемые черты отдельного здания.

Комментарии запрещены.

Дизайн интерьера