Пределы упорядоченности

Пределы упорядоченностиВсякий порядок по необходимости представляет собой некоторое насилие. Порядок предписывает всем и каждому и место, и функцию в своих границах. Принципы упорядоченности системы не являются простым повторением упорядоченности ее элементов: правила поведения, предписываемые учителем, не могут полностью совпасть с потребностями всех учеников, и даже если бы такое совпадение было формально достижимо, ученики не отдадут на откуп порядку всю свою собственную инициативу.

Так и в архитектуре, где одна и та же проблема постоянно обновляется на двух уровнях: отношение между проектировщиком и застройщиком, отношение между застройщиком и клиентом. Коллективное предприятие, в котором все индивидуальные действия подчинены финальной оценке одной инстанции, может приводить к внутренним трениям, но не представляет собой организационной проблемы в теории.

Проблемы начинаются в том случае, когда элементы действия ведущей инстанции передаются в сферу чуждой инициативы. Эта ситуация характерна для мучительного компромисса между требованиями клиента и идеями архитектора, когда те и другие не удается собрать в некоторую интегральную упорядоченность.

В визуальном выражении результат проявляется в затруднительности прочтения целого, в той внутренней противоречивости образа, которая не позволяет решению убедительно проявиться вовне.

Мы знаем примеры позднейших добавлений и перестроек, которые или успешно усиливают первоначальную форму, или нарушают ее. «Ослиные уши» — портик, который Бернини приставил к римскому Пантеону,- не выдержали испытания временем, поскольку в явном противоречии с первоначальной формой портик послужил лишь средством адаптации старинного сооружения к барочным вкусам.

Шпили, во множестве надстроенные над перекрещениями нефов в соборах, напротив, часто дополняли целое мощным и структурно оправданным акцентом. Украшение зданий скульптурой — вечная тема такого рода.

Успех или неудача всех подобных попыток зависят от фундаментальных характеристик структуры сооружения, поскольку различные элементы структуры в неодинаковой степени чувствительны к изменениям.

Некоторые черты сооружений столь важны в структурном отношении, что их нельзя изменить, не видоизменив при этом все в целом. Так, преобразуйте греческий крест плана в латинский, удлинив одно из его плечей, и вы замените центральную симметрию на зеркальную, и ни одно из подчиненных взаимоотношений между частями не окажется свободным от воздействия такой перемены.

Но в том же храме можно заменить колоннады, отделяющие центральный неф от бокозых аркадами, не нарушив принципиальную схему построения формы. Функция, которую в здании исполняют колонны, не отличается от функции, которую будут исполнять арки.

Можно водрузить обелиск на спину слона, встроив его тем самым в структуру большего масштаба и сложности, но нельзя изменить форму самого обелиска без того, чтобы она не перестала опознаваться.

Формально значительные изменения могут значить мало, если они не нарушают каркас структуры, и напротив, ничтожные изменения могут разрушить всю систему, если произвести их в ее наиболее чувствительных точках.

В целом архитектурное произведение выдерживает изменения, привносимые рукой другого зодчего, гораздо лучше, чем произведения живописи или скульптуры. Произведения изобразительного искусства оказываются по преимуществу столь персоналистичны в строении деталей формы, колорите, фактуре, что хотя автор и может вносить в них изменения, другой художник не может сделать это без ущерба для результата.

Архитектура оперирует более обобщенным словарем, и потому гораздо менее рискованно добавить над рядом оконных проемов, сделанных рукой Антонио де Сангалло, окно Микеланджело, чем добавить еще одну фигуру к скульптурной группе Микеланджело.

Читайте так же:

Комментарии запрещены.

Дизайн интерьера