Наличие или отсутствие соответствия

Наличие или отсутствие соответствияНаличие или отсутствие соответствия между внешним и внутренним следует отнести к области стилистических предпочтений. Честная информативность облика зданий, в интерьере которых не обнаружишь пространственных неожиданностей, лишает нас богатства и рафинированной сложности, характерной для архитектурного стиля, сознательно отклоняющегося от элементарного параллелизма внутреннего и внешнего. Архитектор ведет проектную работу единовременно изнутри и извне.

Это фактически два процесса, порождающих качественно различную аргументацию и, соответственно, существенно разнящиеся формы. Некоторые из наиболее успешных решений этой проблемы характеризуются тем, что в них трудно прослеживается прямое соответствие между внешним и внутренним обликом здания, но нет и прямого их противопоставления.

В самом деле, трудно избежать чувства досадного беспокойства, когда за дворцовым фасадом в английской архитектуре XVIII в. прячется ряд частных домов, или когда при взгляде на разрез парижского Пантеона обнаруживаешь, что высокий наружный купол сидит на низком внутреннем, как будто одно сооружение свалилось сверху на другое. Недавним примером является Опера в Сиднее, где традиционно решенный зрительный зал никоим образом не сопряжен с «парусами», форму которых избрал Утцон для внешней оболочки.

Раздражающим в подобных примерах является не то обстоятельство, что внутренние формы отличны от внешних, а то, что между ними не прочитывается никакого отношения, что одно по сути пространственное «утверждение» осуществлено одновременно двумя взаимоисключающими способами.

Два при мера — один элементарный, другой несколько усложненный — помогут нам выявить принцип, на который опираются успешные решения проблемы.

Для ряда раннехристианских гробниц Ближнего Востока характерна схема, в которой крестовидный в плане интерьер окружен со всех сторон так, что снаружи воспринимается одна лишь кубическая форма. Снаружи нельзя угадать, что внутри куба скрыт крестообразный интерьер, но обе формы идеально соотнесены между собой: внешняя образуется за счет прибавления к внутренней четырех квадратных в плане угловых помещений.

Внутренняя форма, от которой начинается здесь отсчет при переходе во внешнюю, упрощена за счет дополнений. Различные требования к внешнему облику и внутреннему строению примиряются без противоречий.

Ле Корбюзье своей капеллой Роншан дает нам гораздо более сложный вариант: хотя это маленькое сооружение построено с помощью весьма ограниченного набора форм, форма целого принадлежит к числу наиболее трудно разгадываемых во всей архитектуре.

Несколько упрощая, можно сказать, что ведущей темой решения служит здесь структурная неопределенность, которую приобретает прямоугольник за счет введения дополнительной оси симметрии по одной из диагоналей. При взгляде снаружи, с юго-востока, прогиб крыши и стен напоминает нос корабля, взобравшегося на вершину холма.

Интерьер, однако, оказывается почти прямоугольным: хотя внутреннее пространство расширяется к стене алтаря, этому расширению противодействует легкое перспективное сокращение при взгляде в ту же сторону. Сугубо трехмерную концепцию этого сооружения трудно обсуждать в категориях решения в плане, но создается впечатление, что именно это дразнящее различие между относительно уравновешенной прямоугольностью интерьера и смелой динамикой внешних обводов создает улавливаемую чувством целостность внутреннего и внешнего.

Комментарии запрещены.

Дизайн интерьера