Греческие и римские колонны

Греческие и римские колонныГреческие и римские колонны не вызывают того же эффекта: резкий переход совершается только на уровне абака, тогда как базы, и в особенности капители, мягко вырастают, из ствола в дорическом ордере, расходятся ветвями в коринфском и закручиваются после соприкосновения с преградой в ионическом. Колонна классического ордера толще у основания и поэтому там утверждается зрительный центр тяжести, от которого считывается утонение.

Такая форма устанавливает прочную связь с основанием и обеспечивает преимущественность движения кверху, к более легкому своему концу. В противоположном случае, когда ствол толще наверху и утоняется книзу, динамическое прочтение осуществляется сверху вниз.

Это тем более справедливо в том случае, когда колонна несет зрительно большой вес, который, кажется, продавливается сквозь колонны в основание. Нужно, однако, помнить, что все динамические нагрузки могут считываться в обоих направлениях вдоль ствола.

Если сужающаяся книзу колонна такова, что может быть воспринята как вырастающая из своего основания, она смотрится тонкой внизу и набирающей массу по мере роста вверх.

Примеры такого рода мы обнаруживаем в Минойских колоннах Кносского дворца на Крите, а в наше время в марсельской «жилой единице» Ле Корбюзье или в зданиях Нерви. Когда в таких зданиях опоры кажутся выражающими движение вниз, когда они подобны ногам тулова, которое они несут, прочная связь между столбом и землей восстанавливается и воспринимается как правильная, необходимая.

Динамизм, придающий жизнь колонне, определяется не одними лишь ограничивающими ее частями.

Зрительный центр тяжести, устанавливаемый самой колонной, иногда ясно выявляется за счет выгиба.

Примером служат папирусовидные колонны в архитектуре Древнего Египта.

Выпуклости приходятся значительно ниже середин ствола и капители и поэтому подчеркивают движение вверх. Тот же эффект обеспечивает энтазис колонн классических ордеров — наибольший отступ от прямой линии приходится примерно на одну треть высоты от базы колонны.

Энтазис создает особый случай, поскольку выгиб обнаруживается лишь через его оптическое действие и не воспринимается непосредственно как геометрическая характеристика профиля или силуэта. Энтазис относится к числу так называемых архитектурных тонкостей (курватуры), которые обычно объясняются задачей оптической коррекции западания вертикалей и провисания горизонталей.

Я не столкнулся с достоверным экспериментальным подтверждением такого именно психологического эффекта, что не означает ошибочности указанного объяснения. Вполне возможно, однако, что главной функцией слабых курватур является смягчение жесткости прямых контуров, которые менее всего способны зрительно выразить динамичность процесса.

Если это так, то динамический эффект, создаваемый выгибом, не просто компенсирует оптическую иллюзию, возвращая линии прямизну, а создает особую визуальную напряженность.

В связи с неопределенностью динамики по вертикали выражение такой напряженности может быть как активным, так и пассивным.

Согласно Липпсу, греческая колонна взбухает, как если бы ее отжимает обратно и выдавливает наружу собственный вес или давящий сверху груз. Ричард Нейтра вторит ему, предполагая, что греческой колонне придано существенное утолщение нижней части ствола, чтобы выразить нечто вроде зрительной способности упруго сжаться под воздействием груза.

В более активном залоге энтазис может быть приравнен напряженности мышцы.

Он позволяет создать центр напряжения, от которого силы расходятся и кверху и книзу. Любое изменение формы увеличивает ее динамические характеристики.

Это может быть простое изменение нарастающей или убывающей толщины колонны или выгиб, несущий с собой изменение направления линии.

Пожалуй, наиболее выразительной демонстрацией эффекта постепенного преобразования являются опоры, спроектированные Пьетро Луиджи Нерви. Так, опоры для здания ЮНЕСКО в Париже начинаются у основания как овалы, главные оси которых параллельны продольным осям здания; по мере вырастания опоры эта ось постепенно перемещается, пока не примет позицию под прямым углом к первоначальной.

В то же время округлая форма первичного овала преобразуется в удлиненный прямоугольник. Такого рода трансформации придают дополнительную визуальную напряженность разрастанию опор: они утолщаются по мере приближения к массе здания и, если смотреть в обратном направлении, утоняются при спуске, прочитываясь как ноги, твердо встающие на землю.

При этом опоры не вертикальны, а наклонены внутрь, образуя симметричную пару, более широкую у основания и сужающуюся по мере подъема. Таким образом, Нерви достигает контрапункта между «крещендо» каждой полуопоры и «диминуэндо» каждой полной опоры — только описывая подобные композиции в терминах динамического эффекта, мы можем полностью выявить богатство их выразительности.

Читайте так же:

Комментарии запрещены.

Дизайн интерьера